Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

КРАСОТА...

Оригинал взят у poetry_in_life в Великолепные идеи для сада
Лето красное приближается к нам семимильными шагами, а с ним и огород, и желание сделать свой участок и ухоженным, и красивым.



Специально на этот случай, обзор самых интересных способов украсить свою территорию так, чтобы все ахнули!
Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

ПРИГОДИТСЯ ВСЕМ

Оригинал взят у matveychev_oleg в Всего три полезных правила помогут получить богатый урожай ягод
- А я на даче люблю отдыхать и есть ягодки!

- А я на даче люблю отдыхать и есть ягодки!Фото: Евгения ГУСЕВА Zhenya_Guseva

Как же хочется приехать на участок и ничего не делать! Просто позагорать на солнышке, нажарить шашлыков и как следует отдохнуть от рабочих будней. Но и тут работы непочатый край – полить, прополоть, подкормить, обрезать. Что-то делать в любом случае придется, но если учесть некоторые моменты, в дальнейшем труда потратите меньше.

Малина: 3 полезных совета

1. Ограничьте ее территорию. Малина, как известно, любит разрастаться вширь. И вряд ли кому-то понравится, если ее побеги начнут вылезать на соседних грядках с овощами или в цветнике. Поэтому при посадке сразу сделайте для нее барьер. Обозначьте границы малинника и вкопайте по всему периметру листы железа или шифера на глубину 50 см.

2. Оставляйте только самые ранние побеги. Эта культура дает отростки в течение всего лета, но те, что появляются к концу сезона, обычно бестолковые – они не успевают вызреть и зимой часто подмерзают. И по весне придется вырезать кучу засохших веток. Так что возьмите за правило: самые первые побеги оставлять, а все, которые появятся позже, срывать, пока они еще маленькие. Это проще, чем резать грубый сухостой. Да и малина не будет растрачивать лишние силы, все полезные вещества пустит на урожай.

Collapse )

СТАРЫЕ ФОТОГРАФИИ. НЕЖНАЯ ПЕЧАЛЬ НОСТАЛЬГИИ

мама маленькая 018
Это из самых первых воспоминаний, зима 44-45-го, мне между тремя и четырьмя.
Я ещё не хожу в садик, но вот-вот пойду, а пока мать перед работой отводит меня к бабушке, где я переживаю ледяной военный холод, застёгнутая в дедушкину жилетку, а после работы забирает домой.
Идти недалеко, но мать усталая, замёрзла, я иду медленно, она сажает меня на санки и быстро везёт, я хнычу, не могу вспомнить отчего, но хнычу всё сильнее.
И вот мы подходим к дому, у которого большие подвальные окна, выходящие на улицу, спрятаны в глубоких ямах и отделены от тротуара только крошечным, не выше двадцати сантиметров, барьерчиком.
Это самое страшное место и я усиливаю рёв.
Мать обречённо говорит - будешь реветь, брошу тебя в яму...
В голове проносятся видения, девочки постарше и во дворе у бабушки, и у нас, все заняты сказочной работой - тоненьким крючком шелковой ниточкой обвязывают кружевом крошечные квадратики белого шёлка, это подарок маме, который она положит в крохотную театральную сумочку, такие тогда были у всех.
Я гляжу на них с завистью и вожделением, но когда меня пытаются научить, ничего не получается, я очень мала, даже крючок не могу удержать, и мне очень обидно.
Вот оно, спасение!
И я говорю, уже без всякого рёва - мамочка, дорогая, не бросай меня в яму, я тебе ещё пригожусь, вот немного подрасту и буду обвязывать тебе платочки...
Мать останавливается как вкопанная, поворачивается и долго глядит на меня, потом молча берёт на руки и дальше несёт, крепко прижав.
И я таю от счастья, я понимаю, что спаслась, что она никогда не бросит меня в яму.
Потом я хожу в садик, он рядом с домом, напротив дома - Липки, а в середине одной из сторон сада, почти напротив консерватории, стоит трёхэтажное здание, оно как бы вставлено в разрыв ограды сада.
С середины 60-х там музыкальное училище, а тогда в этом доме жили сотрудники индустриального техникума, того самого, в котором потом учился Гагарин и имя которого оно теперь носит.
музууилище 1
Здание имеет форму буквы "ш", у которой средняя ножка немного выступает, а крайние покороче.
В левом торце, если зайти в узенький, отделённый низкой оградой от тротуара как бы дворик, в углу была дверь и вела она в несколько комнат на первом этаже, выходящих окнами на площадь, в конце которой сейчас стоит памятник Чернышевскому.
И ещё одна комната выходила на сторону Липок, где вдоль этой стороны в сад вписан главный стадион города - Динамо.
Эта площадь у меня в памяти самой яркой картинкой тех лет - 9 мая 45-го.
Вечер, полна площадь народа, все смеются и плачут, обнимаются и целуются, небо светится салютом и мы с матерью тоже смеёмся и плачем, хотя я и не понимаю, почему.
Садик крошечный, одна группа всех возрастов, одна воспитательница, вот она справа на снимке, здесь она чуть улыбается, но вообще я не помню её улыбающейся, она жила в этом же доме .
Кажется строгой, но очень добрая, тогда вообще все были очень добры к детям.
Ещё в садике нянечка и повариха, больше никого, две большие комнаты, в одной из которых мы едим, там всегда стоят столики, а в другой играем и спим, тогда все женщины приносят удивительные раскладушки, которые прячутся в кладовку, это низенькие козлы, складывающиеся, с натянутым на них брезентом.
Кладут матрасики и стелют бельё, надо сказать, трудоёмкая работа, мы помогаем только по мелочи.
Садик тоже принадлежит техникуму.
Когда я пришла, воспитательница
взяла меня за руку, подвела к такому же маленькому мальчику, сцепила наши ручки и сказала - вот теперь вы всегда будете ходить вместе, парой.
Он мне улыбнулся и с этого момента мы стали неразлучны как Кай и Герда.
Утром, приходя в садик, мы бежали целоваться, вечером целовались, прощаясь, всегда на прогулку шли за ручку, не расставались никогда.
Не знаю, получилось ли так случайно, или у воспитательницы было сверхчутьё и она понимала, кто кому подойдёт, но наш союз был неразрывен всё пребывание в садике, я просто ощущала нежное тепло в сердце, когда мы были рядом.
Сыграло ли тут роль, что я была одна в семье, а у него был брат сильно старше, но такого чувства я больше ни к кому не испытывала.
Может быть потому, что он уже привык к садику, а я была очень испугана и растеряна и вцепилась в его руку как в последнюю надежду...
Его отец был  директором этого техникума и жили они в этом же доме.
Воспитательница очень много с нами занималась, особенно иного читала и приучала нас учить стихи.
Пожалуй, от неё у меня очень рано возникла любовь к чтению, а стихов в то время я знала несметное множество.
Вот опять веточка возникает, Саратов тогда - это большая деревня, куда ни ткнись, а с эти местом у тебя уже давнее знакомство.
С противоположной от садика стороны Липок, напротив, стоит красивейший особняк, там сейчас, кажется, больница для ветеранов, а до перестройки была областная партактивская больница.
Иногда, когда в поликлинике не работали кардиографы, давали направление туда и я как-то пришла и когда зашла в большой кабинет с балконом, выходящим на Липки, у меня закружилась голова и я даже села.
В войну и какое-то время после тут  был госпиталь и однажды матери передали, что её просит прийти туда друг отца, он лечился после ранения.
И вот мы нарядные, я в бантах, входим в эту комнату, огромная дверь на балкон открыта, пахнет сиренью из Липок, ветерок колеблет белые шторы, палата полна кроватей, кто лежит, кто ходит и я герой дня, меня берут на руки, кружат, обнимают, на мне сошлась вся тоска по своим детям и спрашивают, а знаю ли я стишок?
И я начинаю читать бесконечно долго, все потрясены, сплошной восторг, я чувствую себя героиней...
А летом мы выезжали на дачу, это была старая большая дача, двухэтажная с массой башенок и лесенок, в которых мы всё время терялись.
И лес, в котором ощущали себя гномиками.
И опять совпадение.
Когда родилась дочка, мы стали снимать дачу в дачном тресте, я рассказывала об этих дачах в своих воспоминаниях, они на краю города у кромки лесного массива, в который входит знаменитая Кумысная поляна.
И вот  однажды, пойдя в дальний угол сада, где была контора, наверно, чтобы купить урожай с яблонь около нас, я опять замерла.
Напротив конторы, за оградкой стояла дача моего детского сада.
Я ведь никогда не спрашивала, куда нас возили, и вот она тут, как на ладони, я даже узнала стоящий в её дворике домик летней кухни.
И дорога, по которой мы заходили в лес, слилась с той давней дорогой, по которой мы, как маленькие гномики, держась за ручки шли под шатром вековых деревьев.
И вспомнила, как приехав туда первый год, никак не могла запомнить эти переходы по лесенкам, запуталась, стояла в каком-то коридорчике и тихо и безнадёжно плакала, и прибежал мой Олеська, поцеловал меня и вызволил из плена.
Дача уже пустовала, она была игровой площадкой для компании моей дочки.
На этой новогодней фотографии мы уже накануне школы, интересно, что я взрослела быстрее его, я уже совсем взрослая и серьёзная, а он так же ребячлив, как и раньше.
Я стою в последнем ряду у белого домика и платьице у меня без пелеринки, а он сидит в первом ряду, второй справа, как все большие мальчики в костюме Пьеро.
Когда мы учились в школе и дальше, я всё время ходила мимо этого дома и постоянно встречала стоящую у центрального входа нашу воспитательницу, часто около неё стоял кто-нибудь из её малышей, большинство так и жило в этом доме, а она всё время их поджидала.
Выспрашивала обо всём, что и как и мы послушно рассказывали, мы очень её любили.
Однажды Олеська явился мне в роли спасителя.
Это было лето между школой и университетом.
 Когда я сдала выпускные, в городе вдруг возник  дефицит фотоплёнки, ну просто её как корова языком слизнула со всех прилавков.
И один мой приятель говорит,  слышал, что в Энгельсе полно плёнок.
Это у нас была такая легенда, вроде там живут такие лохи, что им ничего не нужно и в магазинах всего полно.
А моста тогда через Волгу не было и надо было ехать на пароходе или речном трамвайчике.
Туда мы доехали с утра пораньше, плёнки, как и следовало ожидать, нигде не было и в помине.
Пошли на пристань, а там...
Пристань под спуском и вся эта горка - сплошная стена очереди.
Сбоку от пристани - частные лодки, быстро заполняются и отъезжают одна за другой, мы к ним, как раз подъехала большая гулянка, мы садимся, с нами ещё мужчина, в лодке хозяин с женой.
И вдруг, вместо того, чтобы как все, набить её до отказа, он отталкивается и включает мотор.
Ну ладно, плывём, напротив длинная вереница песчаных островов.
Вдруг хозяин начинает что-то шарить по дну и тревожно переговариваться с женой, о говорит он с ней руками, она у него немая.
мы настораживаемся, он резко поворачивает к острову, причаливает и велит выходить, он больше нас везти не может.
Мы опешили, но мужчина сразу выпрыгнул и понёсся через ивняк.
Делать нечего, вышли и мы.
Разулись, никаких следов людей, что было с лодкой, мне до сих пор непонятно, скорее всего, у него была пробоина, поэтому он её и не нагружал сильно, но потом понял, что и мы лишние.
Сначала было смешно, потом не очень, мы прошли один остров, второй отделялся мелким протоком, перешли, но понимали, что дальше можно и не пройти.
И вот, когда уже надежды не было, мы увидели с саратовской стороны лодки и компании отдыхающих, это была надежда, но не очень уверенная.
И тут ко мне подбегает Олеська и ритуально целует, предела моему счастью не было, он был с семьёй брата, они нарушили свои планы и в скором времени мы поплыли домой.
Когда я стала встречаться со своим мужем, то Олеська оказался очень близким к компании его одноклассников, связан со многими по спорту и мы постоянно встречались на праздниках.
И та же история, как и в детстве, чуть выпьем, уходим в уголок, головка к головке и болтаем, это было такой традицией, что над нами подтрунивали, ну сейчас садиковые отделятся.
Постепенно я стала терять его из вида, иногда приятели рассказывали, что он несколько вольничает, а потом я услышала, что он уехал в Израиль.
А потом самое страшное.
Мне сказали об этом много спустя, хотя муж узнал сразу, но мне сказать побоялся, что его убили в его квартире, когда он приехал, не знаю временно или насовсем.
Я не смогла расспрашивать, не было сил, у меня было какое-то мистическое ощущение, что нельзя ему было уезжать, нельзя было рвать эту странную ниточку детской нежности, которая была как спасательный круг.

ФИЗИЧЕСКИЙ ОПЫТ, ПОСТАВЛЕННЫЙ ПРИРОДОЙ

ВЯЗОВКА7 331
Это был очень хороший, лёгкий и большой дюралевый бачок и лет ему было несметное множество, от самых давних послевоенных лет.
Он уже давно жил в городе в сарае, а потом я взяла его в деревню.
Летом он обычно вместе с другим стоял на огороде около огурцов, которые надо поливать часто и желательно тёплой водой.
И вот прошлой осенью его забыли на огороде.
Увидела я его только весной, когда земля перестала проваливаться под ногами, и принесла к дому, вылив из него немного воды.
Ставлю, а он не стоит ровно, думала к дну что-то прилипло, смотрю,  а вместо дна купол...
И сразу перед глазами предстал эмалированный тазик, который вместе с массой других ёмкостей стоит на чердаке под незакрытым проёмом в крыше для сбора воды.
Ещё год назад, выливая из него воду, обратила внимание на такое же явление, дно стало сферическим, но тогда я как-то пропустила это мимо внимания.
А тут прикинула, что же произошло.
Бачок стоял на подушке из дёрна, которая долго не остывала, а температура воздуха стала сильно ниже нуля и вода подёрнулась коркой льда, которая стала промерзать вглубь.
Но расширяться-то надо!
И лёд расширил дно бачка, справившись с металлом.
То же было и с тазиком.
И оказалось, что сопротивление металла меньше, чем сопротивление льда, такой результат они выдали в природном соревновании...

САЖАЮ ОГОРОД...

Всё сажаю огород и никак не закончу.
Не столько сажаю, сколько сгребаю камни, почва - опока, земля, полная камней, лёгких, когда земля мокнет, они становятся легче её и всплывают на поверхность.
Первые года два я боролась с ними, просеивала землю на грядках, пока не поняла, что камни не истребить, а растениям они совсем не мешают, даже обеспечивают дренаж.
И тем не менее, к весне их столько выходит на поверхность, что приходится сгребать их хотя бы на дорожки.
Два года не пахала огород, а сейчас решила, что больше так нельзя, мало того, что земля не обновляется, так ещё и слёживается и загрязняется.
В начале мая спросила соседа-фермера, не вспашет ли, он говорит, что сеет, занят, но знает, кого попросить, созвонится.
Ну я выхожу на огород, хочу камни собрать в вёдра с дорожек и отнести к забору, а он тут как тут и говорит, вообще-то у меня сейчас свободное время, давайте вспашу..
Ну, у меня выбор - то ли убирать и ждать неизвестно чего, или пахать.
Выбрала вспашку.
Закопал он все мои дорожки, кроме одной, правда самой крупной.
И вот теперь, кроме верхних камней выбираю из лунок по килограмму камней, в лунке-то они мешают.
Были очень жаркие дни, просто на выпаривание, сначала тяжело, но через пару дней перестала это ощущать, вчера вообще утро было замечательное, думала всё закончу, но вот в середине для при почти ясном небе стал греметь такой гром, что я бегом стала рассаду в укрытие относить. чуть успела, стало темно как вечером и разряды грома как атомные взрывы.
А тут ещё расцвели ирисы, такие красивые, накануне вечером крикнула соседке, чтобы пришла срезать, она как говорит её муж, просто помешана на цветах.
Она срезала и говорит, как пахнет!
И вот я перед дождём тоже срезала все распустившиеся, большой букет, только успела зайти в дом и хлынул дождь.
А когда я несла букет, понюхала его и удивилась - совсем не пахнет.
Села за компьютер, букет сзади на окно поставила, не успела войти в журнал, как жалобно запищал блок питания.
Всё, то ли обрыв, то ли превентивное отключение.
Встала у окна открытого, любуюсь дождём.
И не пойму, почему он так сладко пахнет.
Пока не сообразила, что безумно запахли ирисы, просто мёдом.
Значит, им для запаха нужна высокая влажность, вот и вчера соседка уже вечером их срезала.
А сегодня пришла с базара и ничего не хочу делать, небо затянуто, капает, в земле ноги вязнут.
Думаю, что за лень такая?
Смерила давление, а оно 91/64, ну как тут что сажать, при таком давлении и жить то бессмысленно.
Выпила крепкого чаю и пошла посадила тыквы.
С часок, больше перепачкалась.
А скоро расцветут пионы, кусты все в лопающихся бутонах.
Вчера ещё после дождя освободила их от чертополоха, который вырос в два раза выше их и я сначала даже эти огромные кусты найти не могла.
Но откопала, все пять штук.
Необычно рано в этом году и ирисы и пиона цветут.

ирис 015
)((
нечто1 2104
)(
нечто1 2092

КУРЫ В МОЕЙ ЖИЗНИ

Знакомство с домашними пернатыми у меня произошло очень рано и закончилось трагично.
Тогда я была почти такой, как на этом снимке с бабушкой, хотя случилось это летом, но других фото тех лет у меня нет.
В прекрасный летний день, хотя это было в годы войны, но я то это не ощущала, мы с бабушкой пошли на базар.
За нашим саратовским центральным Крытым рынком, нашей архитектурной гордостью, всегда был, да и сейчас существует уже на официальных правах, базар не очень организованный, где продается все.
И вот мы только подходим к рядкам продавцов, расположивших свой товар прямо на полу. как останавливаемся и стоим...

В коробочке копошатся крохотные золотые пушистые шарики и пищат.
Не знаю, кто был больше потрясен.
Через минуту мы идем назад, чтобы отнести цыпленка, благо дом был в квартале от рынка.
И вот мы на кухне  и надо идти назад за покупками, и бабушка смотрит вокруг, прикидывая, куда бы его спрятать.
На подоконнике, у открытого окна сидит толстый кот,  от которого, уходя, надо было все прятать.
Бабушка открывает дверцу кухонной тумбы и там стоит ярко голубая эмалированная кастрюля, куда она и кладет цыпленка и, подумав и опять оглянувшись на кота,  прикрывает не совсем плотно крышкой...
И мы уходим.
И когда возвращаемся, видим открытую дверцу шкафчика и плотно закрытую крышкой кастрюлю.
Проклятый кот все же залез туда и попытался проникнуть в кастрюлю, но только сдвинул крышку.
И цыпленок задохнулся.
Какая это была трагедия, объяснять не надо.


Долго не встречалась ни с цыплятами, ни с курами, пока уже в студенческие годы не попала на нашу сельско-хозяйственную выставку.
Здесь я впервые увидела коричневых кур.


И опять очень долгий перерыв, почти в сорок лет.
И вот я в деревне, там есть большой сарай и мы решаем завести кур.
Сначала несушек.
Прибегает внучка и кричит, что едет машина с цыплятами, иди  скорее.
Поскольку я ничего в этом не понимала, позвала маму соседа, приехавшую с Украины и хвалившуюся, что знает о курах все.
Подходим к жигуленку, где сидят два молодых кавказца и коробки с цыплятами.
Несушки стоят сколько-то, петушки в два раза дешевле.
Прошу 21 штуку несушек, они начинают перекладывать их в коробку.
А мы смотрим, и вдруг она говорит - а вон в той коробке покрупнее, мы оттуда возьмем.

Никаких возражений, остальных семнадцать нам накладывают из другой коробки.
И вот соорудили с внучкой им кормушки по чертежу из книжки, запаслись кормом, огородили рабицей большой участок около сарая под огромным деревом, получилось очень уютное место.
Пока они подрастают, я решаю купить бройлерных цыплят.
Тут как раз другой сосед решил поехать на птицефабрику за ними и я попросила купить и мне.
Штук двадцать купила.
Возни с ними!
Творог, вареные яйца, вареное пшено.
И вскоре началась беда.
Бройлеры стали один за другим подворачивать и повреждать ноги.
Шесть штук еле ковыляют и не могут пробиться к кормушке.
И начался ужас...
Положив всем корм, я этих шесть штук кормила с  ладони, брала в руку и совала клювиком в корм.
Кто-то ел жадно, кому-то надо было запихивать корм в клюв.
Три раза в день.
Я плакала и кормила, плакала и кормила.
И не могла ни на что решиться.
Они не росли и непонятно, что было делать.
Потом я не выдержала и пошла к двум молодым людям, которых всегда звали, когда нужна была помощь.
Заплатила им, чтобы они забрали этих шесть штук.
И тут возникла новая беда.
Те семнадцать штук, которых взяли из другой коробки, оказались петухами.
Семнадцать петухов, белых с малиновыми гребешками.
Красивы необыкновенно, каждое утро начинают с драки, только перья летят.


Но в зиму их не оставляют, нет смысла, вес они не набирают.
И пришлось их всех зарубить, мясо у них было жесткое, как железо, единственное применение, где оно было хорошо, это пельмени.
Зато четыре несушки прилежно несли яйца с оранжевыми желтками.
К концу лета купили коричневых кур, но помня о печальном опыте, взяли молодок с прорезавшимися гребешками.
Бройлеров тоже, в основном, к осени зарубили, но нескольких оставили, поскольку это были внучкины друзья и у них были имена.
Больше всех она любила очень толстого бройлера, которого звала "бройлер Задумчивый".
И часто приносила яйцо и говорила - бройлер Задумчивый опять не добежал до гнезда и снес яйцо на траве и опять в нем три желтка!
А потом мы переехали в другую деревню и взяли двух несушек и бройлера Задумчивого, внучка не разрешила с ними расстаться.
Там не было сарая и их пришлось поселить в подвале, среди вороха ненужных железяк в помещении 60 кв.м.
Найти яйца там было нереально, пожили они там пару месяцев и их зарубили и долго потом находила там яйца, когда разбирала завалы.
Сарай мы так и не построили и кур больше не заводили, хотя очень хотелось.